Наверх ▲

Патентование Internet-разработок

Михаил Радченко Михаил Радченко Директор компании "SoftPatent".

Михаил Радченко: Добрый день! Меня зовут Михаил Радченко. Я здесь представляю две организации. Первая – "SoftPatent", вторая – "TechTunnel" (дальше о ней будет рассказано). Чтобы вы примерно понимали, о чем и для чего здесь будет говориться, расскажу, чем мы занимаемся.

Во-первых, защитой различных разработок (в основном, в IT-сфере). Во-вторых, продажей технологических разработок и бизнесов крупным зарубежным покупателям (технологическим компаниям, технологическим инвесторам).

Когда креатив "лезет изо всех дырок", и делаются всякие глобусы Калужской области, это замечательно. Но через какое-то время приходит осознание того, что надо что-то есть и где-то жить. Соответственно, нужны деньги. Разработки надо кому-то продавать.

Если это губернатор Калужской области (который через два года, скорее всего, губернатором не будет) – это вопрос один. Если вы занимаетесь какими-то другими технологиями, то и вопрос совершенно другой. Вас ждет, образно говоря, длинная дорога в другую сторону. На этой дороге мы встречаем различных разработчиков и начинаем с ними беседовать.

Как происходит беседа? Мы рассмотрим этот вопрос, чтобы вы, встретившись с нами или нашими коллегами, сильно не грустили и не теряли большое количество денег.

Начнем с радостного момента. Из того, чем мы занимаемся, мы сегодня рассмотрим только маленькую часть. Она включает в себя то, что касается интернет-разработок, интернет-бизнеса. Будет маленький срез, из которого путем экстраполирования можно понять то же самое для других областей.

Патентная защита интернет-разработок

Зачем интернет-компаниям патенты?

Огромное количество интернет-компаний (даже российских) обходится без всяких патентов. Как практика показывает, люди порой даже не знают об их существовании.

1. Патент – это единственный инструмент защиты разработок R&D ("Research & Development"). Больше никаких инструментов защиты нет. Все ноу-хау действуют до того момента, как подана патентная заявка. Больше такая защита, к сожалению, не работает.

2. Это инструмент цивилизованной продажи результатов разработки. Больше никаких инструментов продажи результатов разработки нет. Либо вы нанимаетесь на работу и получаете зарплату. Либо продаете разработку, только через патентование. Либо вы этот патент оформляете на себя, либо его оформит на себя ваш заказчик работодатель. Соответственно, он получит все бонусы.

3. Это единственный способ продать результаты исследований задорого. Если у вас нет соответствующих патентных документов (их может быть несколько), никаких больших денег вы никогда в жизни не получите.

Вот обычный стандартный пример, который мы все время приводим. Есть две компании, которые занимаются одинаковыми интернет-разработками (израильская и российская). При этом израильская продается за 20 миллионов долларов. Российская (которая делает те же самые разработки, на первый взгляд) получит в лучшем случае 200 тысяч долларов получит. Хотя разработки, в принципе, одни и те же.

Почему такая большая разница? Потому что нет первого, второго, третьего и четвертого. Нет оформления разработок, авторов, капитала и так далее, и тому подобное. Чтобы вы не удивлялись, когда читаете какие-то новости: есть венчурная индустрия, там огромные инвестиции. Вы смотрите вокруг и не видите практически ничего. Вот из-за этого всего.

4. Две чисто российские специфические сферы, где патенты можно как-то использовать – это инструменты финансового управления. Если вы разберетесь (вернее, даже не вы, а ваш финансовый директор), как работает патент, то сможете пользоваться примерно теми же преимуществами, как и всякие разные товарищи в виде начальника метро Гаева… Он сам себе выплатил 112 миллионов рублей, но не в виде заработной платы, премии, а в виде авторских вознаграждений. Этот инструмент будет у вас в руках.

Соответственно, если вы занимаетесь каким-то международным бизнесом, то вы сможете "гонять через границу" любые суммы путем патентования. Никто никогда никаких претензий к вам не предъявит. Можете сделать свою собственную компанию, дать ей патенты, предоставить ей лицензии и платить лицензионные платежи через границу. Можете, наоборот, себе сделать патенты, с ней заключить лицензионное соглашение и от нее репатриировать прибыль, например, и выручку за рубеж. Никаких претензий к вам не будет.

Если вдруг возникают какие-то вопросы по оформлению сделки в банке – вытаскиваете лицензионное соглашение, патент – и все, вопрос снят. Это инструмент намного мощнее, чем все оффшоры, вместе взятые.

5. Грустная и чисто российская специфика – защита бизнеса от рейдеров. Патент нужен, если вы видите, что придется работать на высококонкурентном рынке, где есть определенные (не очень хорошие) властные поползновения… Если вы грамотно оформите свой бизнес и свои разработки, то у вас никто ничего отнять не сможет.

Разработчики будут на соглашениях о служебной разработке. Все разработки могут быть на патентных заявках оформлены на компании, которые находятся в других юрисдикциях. Никто не сможет прийти к вам и сказать: "Оформляй бизнес на меня!" Бизнес уже оформлен через зарубежные юрисдикции, туда никак не "приткнуться".

Как выглядят интернет-патенты?

Как вообще могут выглядеть интернет-патенты? Мы столкнулись с тем, что люди не понимают, как это вообще выглядит. Возьмем патенты Google. Реклама, основанная на условиях окружающей среды.

Буду объяснять в двух словах, потому что у них много всего. Влезать в подробности не буду.

У человека на каком-то устройстве установлена программа, которая путем микрофонных записей, тестирования его датчиков ускорения смотрит, где он примерно находится. В трамвае едет, в метро спустился и так далее. Есть огромное количество библиотек шумов, различных ускорений этого устройства. Можно понять, на велосипеде он едет, на автобусе или на чем-то еще. В зависимости от этого ему на его iPhone или iPad (если он на велосипеде с iPad едет) подсовывается соответствующая таргетированная реклама.

Хороший, замечательный патент. Взяли, придумали, защитились. Если вы в маленьком стартапе в Российской Федерации будете что-то подобное делать, то сразу попадете под этот патент. Он не один, их просто большая-большая серия. Как только у кого-то появилась какая-то идея, он тут же начинает ее защищать и соответствующий кусок рынка под себя забирает. Вот как это реализовано.

Еще Google запатентовал такую вещь, как отправка вопроса из поисковых запросов.

Кто-то спрашивает нечто вроде "как варить яйца", например. Сразу "вытаскивается" аналогичный вопрос – "как варятся яйца", "кто варит яйца" и так далее. Путем комбинации вопросов и ответов, которые раньше Google выдавал и на которые кликали, генерируется более-менее адекватный ответ на данный вопрос. Поиск идет не по одному вопросу, а по совокупности вопросов по данной тематике.

Хорошая идея. Но в силу того, что Google занимается поиском, у него огромное количество патентов, связанных именно с поиском.

Если люди из Google делают патенты, то вам там делать нечего. Либо вы должны дорасти до уровня Google и Microsoft – тогда сможете "подползти". Я вам показываю по одной-две картинки. Вы должны понимать, что каждый патент – это страниц 70 убористого, мелкого текста. Если вдруг кому-то в Google пришла идея, и на уровне руководства оценили ("да, окей, это вещь хорошая"), то собирается огромный отдел, который всем этим делом занимается.

Через месяц они генерируют 200 страниц документов, сдают их. После прохождения всех фильтров остается 70 страниц. Там, где человек одной национальности прошел, человеку другой национальности делать нечего. Такая "политкорректная" версия старого анекдота.

Если идея есть, она всячески "обсасывается", из нее "вытащат" все варианты. Те, кто занимается интернет-бизнесом в качестве основного, понимают, что это важно.

Некто по имени Цукерберг сделал "Facebook" (мы будем некоторые патенты дальше смотреть). Он подумал, что "на халяву" может пройти с каким-то совершенно смехотворно маленьким количеством патентов. Соответственно, его немножко жизни научили. В итоге он побежал в "IBM" и купил 750 патентов сразу. Он понял, что патент надо уважать. Либо человек понимает сразу, либо его учат, но это намного дороже стоит.

Допустим, идея появилась у людей. (Как с тем поиском про варку яиц.) Они что-то придумали, и сразу побежали патентовать. Если нет патента, то кто-то другой сразу его защитит.

Архивирование текста распознаваемых документов - еще один патент Google

Чтобы создать какие-то базы ссылок, Google искал, как они могут пополняться. Вот что они придумали: пусть некто сканирует документы, голосовую библиотеку делает, с компьютера что-то вводит. Эти базы где-то хранятся… Не просто полнотекстовый поиск по словам: всю ту информацию, которую они нашли, они делят по ключевым фразам и выражениям, и в базах делают что-то типа тематических разделов.

Чтобы по всем проиндексированным страницам не искать (это огромный объем), у них есть базы предварительно найденных вещей. Плюс туда еще реклама добавляется, чтобы это вам выдавалось в первую очередь.

Управление показом рекламы на основе цены

Есть какая-то страница, доступная для рекламодателя. Есть различные рекламные бюджеты. Здесь используется некое подобие вариантов реализации (это для тех, кто математику знает) – алгоритм "укладки различных вещей в рюкзак" (наполнение).

Скажем, огромное количество народу подписалось на маленькие баннеры. А страничка предполагает, видите, такое разделение на баннеры. Вот алгоритм того, как можно это использовать в рамках оплаченных заказов, того бюджета, который есть, – с тем, чтобы оптимизировать свои расходы.

Все маленькие баннеры купили по одной цене. Надо их размещать, потому что деньги уплачены. А страница-то одна (экран не растянешь). Вот алгоритм – как сделать так, чтобы показывать их оптимально, с использованием существующей… Видите, какую штуку нарисовали – как долго шли все работы, какая была база, и так далее. Все усилия были направлены на то, чтобы в режиме реального времени оплаченная реклама размещалась так, чтобы минимально сократить неоплаченные площади, неоплаченное время и так далее.

По рекламе, в силу того, что это одно из основных направлений бизнеса Google, у них тысячи патентов. Тут все уже разработано до такой степени, что "не приткнуться".

У вас есть хорошая возможность просто тупо читать базу, без всяких мозговых штурмов, и так далее (в силу того, что большая часть этих патентов в Российской Федерации не перепатентована). Можно смотреть, что люди придумали, и у себя это использовать. "Учись – пригодится".

Географический и словарный контекст во вложенных приложениях

Допустим, некая реклама автомобиля идет в каком-то техасском журнальчике. Ее смотрят. Проверяется, где этот пользователь находится, с каких сайтов зашел, что до этого смотрел, с какой скоростью кликал. Строится модель того, какую рекламу ему нужно подсунуть. И вся оплаченная реклама ему подсовывается. Там патентов по рекламе очень-очень много.

Я вам показываю по одной странице, чтобы у вас было общее представление. Естественно, мы не будем это разбирать. Мы физически не успеем внимательно посмотреть даже один патент.

Пользовательский интерфейс

Кто-то придумал, как крутятся странички с рекламой на экране.

Видите, что там написано: "Prior Art". Что такое "Prior Art"? Это уже кем-то защищено.

Что люди придумали? Берется рекламная страничка, которая проходит обработку. Она делится на зоны: где важная информация, где неважная (то есть, "где оплаченная реклама, а где неоплаченная"). Соответственно, когда страницы "переворачиваются", они показывают не все, а только те зоны, где есть оплаченная реклама. Либо это их партнеры, либо это их собственная реклама.

Они говорят, что этим освобождается вычислительная мощность процессора. На самом деле, они только с одной стороны освобождают вычислительную мощность процессора. С другой стороны, они не берутся пересчитывать в режиме реального времени и как-то показывать чужую рекламу. Можно взять и снизить разрешающую способность раз в десять и спокойно пролистать. Такой способ.

Что патентует Facebook?

Интерфейс пользователя.

Вот такую страничку сделали.

Вот это добавили. В таких местах поставили.

Предполагается, что там сидит какой-то человек, который разбирается в эгрономике. "Мышкой" двигает и смотрит, насколько напряжен какой палец, какой локтевой сустав где оптимальнее работает. Таким образом, защищает. Если вы будете потом что-то подобное делать, то под все эти вещи попадаете.

Смотрите, какая ситуация. Профессиональные патентоведы появляются в тот момент, когда люди из отдела маркетинга смотрят на рынок и говорят: "О, это вещь хорошая. Эта вещь пойдет. Это wow-эффект". Если разработка интересная, новая, но никому не нужная, ее никто на уровне патентования продвигать не будет. Патентование предполагает работу не только патентных специалистов, но и разработчиков.

Обсуждать ситуацию садятся не только патентоведы, но и разработчики. Они говорят: "Можно сделать так, можно сделать этак, можно вот это оптимизировать". Все это записывается. Допустим, они взяли и посмотрели, как будет лучше для iPad, iPhone, как это будет выглядеть на таком-то разрешении, – и все это дело защитили.

Что еще патентует Facebook?

Управление информацией об отношениях в соцсети.

Они взяли и посмотрели, "кто знает Джона Ду".

Вот так выставляют на экране вопросы – кто его знает. "Ты знаешь?" – "Нет". – "Не знаешь. А ты знаешь? Не знаешь". На этого Джона Ду заводится карточка. Заводятся карточки на тех, кто знает Джона Ду, и на тех, кто его не знает.

Когда у них будет следующее мероприятие (например, кто-то кого-то приглашает), на основании сохраненной информации об отношениях они смогут делать рассылки рекламы, предложения. Или еще как-то это использовать у себя. Они заранее всю социальную сеть "ковыряют", раскладывают по этим карточкам и в дальнейшем используют.

Что еще Facebook патентует?

Генерация визуальных тегов для соцсети.

Что это такое? Facebook вытаскивает эти карточки или иным образом полученную информацию и смотрит: этот человек дружит с этим, этот – с этим. В визуальной форме получает из соцсети всю информацию о связях и интересах. По каждому критерию строятся такие сетки.

Можно посмотреть, как это все устроено. Могут тебе выдать как пользователю. Могут для маркетингового исследования использовать, взять и сделать рекламную компанию. Тем, кто ни с кем не дружит, могут взять и какой-то подарок подарить, и так далее.

Это будет сделано в качестве прикола. Но когда это выходит на уровень рекламодателя, он смотрит на количество кликов, участников какой-то очередной "тусовки". Это все превращается в достаточно хорошие деньги.

Словом, у них деньги появляются. Это уже не прикола ради. Это вещь достаточно серьезная. Люди не просто нарисовали картинку, а детально прописали, как это будет работать. Детально прописали алгоритмы, варианты для сетевой обработки. Если Google + или другая социальная сеть захочет что-то подобное сделать, у них ничего не получится, это уже занято. Поэтому придется либо платить за лицензию, либо придумывать что-то другое.

Что патентует Skype?

Синхронизация контактов

У одного человека Skype стоит, у второго, третьего. У них есть записная книжка.

Делается сетка, кто с кем дружит, кто кому звонит. Когда кто-то откроет очередное окошко, чтобы позвонить – ему уже какие-то подсказки будут выводиться.

Мы сейчас детально в это не влезаем. У той же компании Skype куча патентов. Они чем-то немного друг от друга отличаются. Моя задача – общую картинку "сфотографировать". Примерно посмотреть, как патентуются интернет-разработки.

Код, который программисты пишут, – это одна ситуация. Архитектура системы – это другая ситуация. Если в другой области придумано что-то новое и интересное, это тоже патентуется. Все, что пользователи видят, с чем они взаимодействуют – все это уже "железобетонно" защищено.

Реплика из зала: На интерфейсы тоже делается патент?

Михаил Радченко: Мы с вами смотрим только патенты.

Реплика из зала: И архитектура, и код – это все патенты?

Михаил Радченко: Все защищается. Просто защищать конкретный код сам по себе смысла мало, потому что он ни к чему не привязан, а если он привязан к какой-то архитектуре (на iPhone, например, будет работать очень эффективно) – можно запатентовать. Если путем незначительных модификаций можно получить то же самое, заморачиваться с патентом смысла не имеет. Проще защитить на уровне общего вида, общего принципа работы, общего смысла. А код оставить всем остальным. Пусть кто-то ходит и переписывает.

У нас "сверху" все защищено и запатентовано. Туда уже никто не влезет. Если вы код перепишете – ради Бога. Сам принцип вы никак не перескочите.

Набор номера

Вроде бы, очевидные вещи, с одной стороны.

Вот, взяли и сделали патент: когда набираем, нам какая-то подсказка выводится . Мы не с нуля кнопки набираем. Программа, вытаскивая что-то из нашей записной телефонной книжки, что-то нам подсказывает, "зная" примерно, кому мы звонили примерно в это же время и в этот же день недели. Так нам немного удобнее.

Вроде бы очевидные вещи. Но именно из-за таких вещей Skype продался Microsoft. За сколько?

Реплика из зала: За восемь миллиардов.

Михаил Радченко: Видите, вы грамотные, все знаете. А вот если бы какой-то российский стартап такую же вещь сделал и сказал Microsoft: "Купите нас, мы молодцы!" Сколько бы такой стартап получил? Если бы ему хотя бы 800 тысяч заплатили, то был бы бешеный успех.

Реплика из зала: Можно же сделать патенты, как вы говорите...

Михаил Радченко: Все можно сделать. Главное – желание. Во всех странах все прекрасно патентуется.

Реплика из зала: Только не у нас.

Михаил Радченко: Все можно сделать. Иначе я бы не делал вам этот доклад.

Таких патентов много-много. Все, что вы видите, покупая iPhone, iPad, заходя на "AppStore", и так далее, – все запатентовано.

Реплика из зала: А если не все?

Михаил Радченко: Если не все, то бегите и защищайте на себя. Потом ищите большой мешок для денег. Если что-то не защищено.

Примерно представили себе, как выглядит интернет-патент или патент на интернет-технологии. Какие вопросы остались?

Реплика из зала: Получается, защищается все? Практически все можно защитить?

Михаил Радченко: Все, что существует – защищается, естественно.

Реплика из зала: И насколько эффективна система патентования?

Михаил Радченко: Если бы она была неэффективна – никто бы этим делом не занимался.

Реплика из зала: Я слышал мнение о том, что это, в основном, нужно для того, чтобы лучше капитализировать проект – чтобы потом продать. Но не с точки зрения защиты от того, чтобы потом кто-то то же самое не выдал за свое. Алгоритм можно немножко изменить. Или там есть какие-то градации? Алгоритм должен совпадать или может не совпадать?

Михаил Радченко: Все зависит от того, как вы свою разработку защитили. Если вы защитили ее кое-как, то это одна ситуация. Но есть более-менее крупные компании, либо мелкие, но желающие выйти на крупные, потом им "продаться". Если стартап продается какой-то крупной компании, он продает не свою мебель, не своих разработчиков и даже не свой несчастный код.

Microsoft ваш код не нужен. Написанное вами в любом случае будет разобрано не просто на куски, а на атомы, и потом заново собрано на другой базе, платформе, программной системе и так далее. Все, что ему нужно – это ваши разработки. Причем именно те, которые ваши. Те, на которые у вас есть паспорт. Как называется паспорт на разработки?

Реплика из зала: Патент.

Михаил Радченко: Патент. Вы все знаете.

Реплика из зала: А географический аспект какой? У вас в примерах американские патенты. Вы говорите: "В России все можно защитить". Это как соотносится?

Михаил Радченко: Сейчас мы будем смотреть. У нас доклад этому посвящен. Сколько это стоит и сколько занимает времени? Я просто рассказывал, как выглядит интернет-патент. Просто там справа идет общая картинка, а потом все расписывается детально, вплоть до кода. На "Си" так будет, на другом языке – так.

Реплика из зала: И сколько там этой информации?

Михаил Радченко: 70 страниц. Вы представьте, сколько можно написать на 70 страницах! У вас там будет 10 страниц с картинками и описаниями. Потом еще 10 или 20 страниц займет архитектура системы, которая реализует разработку. На последних 15 страницах нужно будет код написать. Там фотографий не будет, в основном текст без картинок.

Итак, сколько стоит патентование и сколько времени оно занимает?

Если бы глобус Калужской области появился вновь, то эту идею спокойно можно было бы применить к глобусу, например, какого-нибудь Техаса. Глобус Калужской области на мировом рынке мало кому нужен. Ради прикола, если только. А глобус Техаса – это уже реальные деньги. А идея одна и та же.

Посмотрим пример. Американский патент, юрисдикция США, один патент. Стратегия "Долго".

Два каких-то российских товарища делали R&D. Увидели: что-то получается. Какая стратегия? Они подают российскую заявку. Через год нужно переходить на международное патентование. Подается международная заявка (в данном случае, по процедуре по сети). Еще полтора года. Всего от подачи до получения патента проходит два с половиной года.

Срок заканчивается, нужно переходить на национальные фазы. Разработчики американскую заявку подают. Опять же, год она лежит. Прошла экспертиза, и здесь им выдается американский патент.

На самом деле, экспертиза нарисована как отдельный этап, так как в зависимости от деталей срок может быть большим. От подачи заявки до получения американского патента может пройти пять, семь, десять лет. В зависимости от того, насколько это им нужно, сколько у них денег и так далее. Может сыграть роль и специфика самого технического решения. Сроки могут быть достаточно большими.

Здесь у них идет мировой патентный приоритет. Здесь – американский. Отсюда он начинается и заканчивается вместе с окончанием срока действия патента.

Допустим, у наших разработчиков есть большие деньги, какие-то еще ресурсы – тогда схема чуть-чуть меняется. Они создают американскую компанию. Туда оформляют всех разработчиков до подачи заявки (это очень важно). Подают российские заявки, а с какого-то момента могут начать подавать международные заявки. Потом они начинают подавать американские заявки и переводят их на процедуру ускоренного рассмотрения ("Accelerated Examination"). Здесь в течение примерно 7-9 месяцев они могут получить американский патент. Если у них есть, во-первых, деньги, а во-вторых, очень большая потребность в зарубежных патентах. Такая схема.

Мало кто знает, как устроено патентование. В двух словах объясню. Все заявки, поданные в какой-то стране, в течение года считаются разрешенными к подаче во всех других странах. Их можно перепатентовать. Поэтому те заявки, которые поданы в Российской Федерации, могут быть перепатентованы.

Российскими патентами мы не занимаемся. Мы занимаемся только международным патентованием. Но подаем заявки в Российской Федерации, потому что это дает очень большие бонусы, которых нет у зарубежных разработчиков. Российские заявки подаются с тем, чтобы потом получить международные и национальные патенты в других странах (США, Европе, и так далее).

Это процедура получения европейского патента. Если будет интересно, ее тоже рассмотрим. Она стоит примерно столько же.

Это слайд со сводной информацией по срокам ценам, чтобы вы представляли, как тарифицируются все эти вещи, откуда появляются деньги. Теперь я озвучу тот главный месседж, который осталось донести.

Рассмотрим простую схему. Патент – несложное техническое решение, две страницы формул. Как мы работаем? У нас идет тарификация по страницам формул. Одна страница формул генерирует примерно две страницы рисунков и примерно три страницы описаний. Зная объем формул, можно примерно сказать, каков объем технического решения (работы). С очень высокой степенью точности можно вычислить, сколько времени и сил на это потребуется. Если заявка сложная, то будет больший объем описания. Все однозначно.

Считаем. Две страницы описания формул – тысяча. Через год международная заявка. Если там ничего не меняется, работа плюс пошлина – еще тысяча. Та же самая заявка из двух страниц. Потом пошла американская заявка. Здесь нужно делать переводы, адаптацию и так далее – три тысячи. Все цены в долларах.

Потом начинается экспертиза – это еще тысячи полторы, кое-что нужно будет добавить. Потом будет первый ответ, патент, первый "Office Action" – это полторы тысячи. Нужно ответить на какие-то вопросы, что-то там доложить. Потом второй "Office Action", более важный – он стоит три тысячи. Там нужно ответить на вопрос эксперта, кучу всего доложить. В финале вас ждет завершающая встреча с экспертом: какие пункты он пропускает, какие не пропускает. Здесь надо что-то переделать, здесь что-то добавить. Разбить заявку или слить заявку, и так далее, – тоже три тысячи. В конце концов, будет выдача вместе с пошлиной – это тоже три тысячи.

Вот такая картинка, которая обрисовывает все расходы.

Что из этой картинки следует? Да, например, здесь получается "пятнашка". Но все эти расходы будут вот здесь, на самой последней стадии, когда идет интенсивная работа с патентом в офисе. По Европе примерно такая же раскладка. Платить нужно перед самой выдачей, когда начинаются интенсивные вопросы, запросы и ответы. Здесь, например, на второй "Office Action" нужно ответить в течение месяца. Там работа идет очень интенсивно. Разработчики откладывают разработку и начинают работать только с этим, иначе какой смысл заниматься разработкой, если вы на нее не получите патент?

Вам как разработчику, наоборот, прикольно. Можно делать все что угодно. Тот, кто платит вам за разработку, просто не сможет получить патент, соответственно, не сможет его защитить. Все деньги, которые он потратил на разработку, он фактически кому-то подарил.

В Российской Федерации менеджмент по интернет-разработкам не просто слаб. Его как такового нет. Поэтому большое количество российских разработчиков фактически занимается повышением своей квалификации, выполняя работы, которые особо никому не нужны.

Через какое-то время менеджмент интернет-компании выйдет на нормальный уровень и начнет разговаривать с вами как разработчиками более жестко. Их инвесторы скажут: "Ребята, чем вы занимаетесь? Мы не смогли это продать ни в этом, ни в следующем году. Мы сейчас сделаем разработку и опять не сможем продать. Наши деньги кончились. Поэтому давайте займемся чем-нибудь другим, например, торговлей".

Расклад по деньгам – такой. Расклад по времени – вот такой. Нужно четко представлять, где сосредоточена основная нагрузка по расходам.

Реплика из зала: А где происходит собственно первая подача заявки?

Михаил Радченко: "Patent Pending" вот отсюда начинается. Первая подача. Подача в любой стране считается подачей во всем мире. У вас есть год на то, чтобы перескочить в любую другую страну либо на международную подачу. Будь то Буркина-Фасо, Украина, Казахстан, Российская Федерация. Если вы здесь подали заявку, то имеете приоритет над всеми компаниями всего мира.

Реплика из зала: А если две компании подают идентичные одновременно (одна в России, одна в Штатах)? Или такого не бывает?

Михаил Радченко: Знаете, я в патентной области с 1987 года. Лет 25. Еще ни разу не было, чтобы одно и то же техническое решение было в один и тот же день заявлено в двух странах. Если одно техническое решение заявлено в двух разных странах в разные дни (сегодня и завтра), соответственно, тот, кто подал заявку сегодня, получает приоритет. Тот, кто подал заявку на следующий день, получит отказ.

На самом деле, эта схема, может быть, чуть-чуть искусственная, потому что здесь у нас R&D закончился, и мы начали заниматься патентованием.

На самом деле, все чуть-чуть сложнее, потому что R&D идет, идет и идет. Отдел разработки работает, его не разогнали. Соответственно, заявки подаются и подаются. Несколько российских заявок собираются в международные. Несколько международных заявок собираются, например, в одну американскую. Кроме США, заявки на патенты подаются в Европе, Японии, Китае, во все остальном мире.

Но это не имеет особого значения с точки зрения сроков и цен. Почему? Потому что срок от начала патентования (Patent Pending) до того момента, когда вы переходите на все эти процедуры, и вашему работодателю (заказчику) требуются большие деньги, все равно составляет два с половиной года.

За совершенно смешные деньги вы на два с половиной года получаете общемировой приоритет над всякими Google, Microsoft и прочими компаниями, по сравнению с которыми ваша капитализация значительно меньше. Если вы начинаете заниматься серьезно патентованием. Два с половиной года.

Это я к чему говорю? Когда люди вдруг начинают рассказывать мне сказки о том, что у них нет денег на международное патентование – это значит, что люди либо в этом не разбираются, либо врут. На два с половиной года вы получаете полубесплатную защиту. Все основные расходы у вас пойдут дальше.

А за два с половиной года вы можете найти либо инвестора, для которого все эти расходы просто смешны, либо первого заказчика. Либо продать бизнес, либо кого-то пустить в свой бизнес, и так далее. Но если у вас этого нет, любая ваша попытка "продаться" закончится только тем, что вам скажут: "Да, окей".

Так сейчас обстоят дела у "Яндекса". Есть разработчики, есть какая-то интернет-компания – приходите к нам, будете у нас работать. Будет премия, повышенная зарплата, и так далее. Но о продаже разработки и бизнеса речь не идет, потому что разработка не защищена. Если вы не подавали заявки, есть большая вероятность, что приоритет новизны уже утрачен. Соответственно, "Яндекс" не сможет это запатентовать на себя и защитить. Какой смысл ему вам платить два с половиной года?

Иногда бывает ситуация, что люди буквально упираются: "У нас вообще нет никаких средств". Есть структура (она даже отечественная, я ее представляю). Если разработка или технологический бизнес прошли определенные стадии экспертиз, и представляют интерес, то можно подставить "дружеское плечо" – профинансировать некоторые расходы по защите, предварительному патентованию, и так далее.

Если разработка более-менее интересна, всегда можно найти способ "забить" ее патентный приоритет. Если его не "забить" сразу, то потом будут большие проблемы с продажей. Вы никому это дело не продадите, потому что его у вас не купят.

Если речь идет о губернаторе Калужской области, то он может взять и выделить деньги на покупку чего угодно. Это может быть глобус, квадратный глобус, и так далее.

Если речь идет о технологическом бизнесе, то перед любой покупкой, любом риске более-менее серьезной суммой идет процедура комплексного исследования разработки, разработчиков, компании. Какая у них структура собственности, какие разработчики оформлены, какие не оформлены, – все это детально проверяется.

Если вдруг выясняется, что у вас нет того самого патента, о котором мы сегодня долго и нудно говорили, вы будете представлять интерес только как рядовые разработчики. Или вы продвинутые разработчики?

С российскими компаниями (даже с интернет-компаниями) часто возникает следующая ситуация. Когда они начинают продаваться, и выясняется, что у них этих всех обязательных вещей нет – покупатель (будь то инвестор или профильный) настаивает на том, чтобы разработчики выложили решение в открытый доступ. У них все равно нет патентов, но есть опасность того, что будут какие-то сложности с бывшими разработчиками, коллегами и так далее.

Поэтому вы приходите к абстрактному Google. Он говорит: "Да, окей. Разработка твоя хороша. Давай пойдем, на какой-нибудь "виноград" выложим все это дело, чтобы народ обсудил". У вас возможность защититься была, но вы ее не использовали. Поэтому все выкладывается в открытый доступ, становится общедоступным. Вы идете туда просто в качестве более-менее продвинутых разработчиков. А разработка становится общим достоянием и, соответственно, теряет способность к патентованию.

Вы ее на себя не оформите, но и никто другой не оформит. Соответственно, покупатель не несет риски, связанные с тем, что кто-то потом придет и скажет: "Это моя разработка". Она вся уже была опубликована, раскрыта. Вы за нее никаких денег не получите.

Мы предлагаем весь комплекс услуг, связанный с защитой и оформлением патентов. Мастер-классы проводим. Завтра, например, будет мастер-класс по продаже технологических разработок. Вся информация доступна, все открыто. "Учись, не хочу".

"Не хочу" – это кредо российских интернет-разработчиков, с ними огромные сложности. Стандартная, типичная ситуация: люди уже посмотрели, выложили свой образец, даже кому-то продали его. Некоторые приходят и говорят: "Да, мы созрели для защиты, давайте будем подавать!" Но как это сделать, если у них была какая-то публикация, или они это где-то использовали или выложили?

Они сделали какую-то вещь и выложили ее, чтобы им сказали, хороша или нет их идея, обсудили и так далее. Если выложил, и ему сказали, что вещь хорошая, он хочет защиты. Мы спрашиваем: "Было ли это где-то выложено?" – "Было". Соответственно, какая может быть защита? На каком-то этапе (чем раньше, тем лучше) выяснится, что было раскрытие. Приоритет новизны утрачен – и всё. Кто хочет, тот и пользуется.

Реплика из зала: Вопрос такой. Готовый проект уже есть, и на текущем этапе, получается, защита его невозможна? Защита патентом возможна только на этапе разработки?

Михаил Радченко: Смотрите, какая ситуация. Если вы сами придумали, никому не сказали, то защита чистая – можно. Если, например, вы придумали и кому-то сказали, с ним обсудили – теоретически можно. Но вы должны понимать, что есть риск, что он раскроет. Если вы с пятью людьми обсудили…

Реплика из зала: Вопрос другой. Веб-сайт.

Реплика из зала: Веб-сайт. Да.

Реплика из зала: Доступен всем, открытая информация, у него есть интерфейс, он прикольный. Можно его запатентовать?

Михаил Радченко: Нет. Если он "висит" – уже все.

Реплика из зала: А как "Facebook" получил патенты на интерфейс?

Михаил Радченко: "Facebook" получил патенты только на то, что не было раскрыто. То, что он раскрыл – он подарил всем. Это стало общим достоянием. Вы это выложили и подарили всему миру. Кто хочет, тот и пользуется. Никакой защиты быть не может.

Реплика из зала: Хочу задать частный вопрос. Я когда-то работал в компании и написал там один внутренний сервис, который я теоретически бы мог сейчас как-то монетизировать, получить на него патент и дальше кому-нибудь продать.

Но есть один момент. Когда я работал в той компании, то подписал бумагу, где говорилось, что все результаты своей деятельности внутри этого офиса я отдаю своей компании за "десять рублей", отказываюсь от всех авторских прав и так далее. Хотя по факту, например, 90 % кода я написал дома, и большая часть работы была сделана именно там. Но на работе я тоже осуществлял какую-то деятельность, когда этот сервис запускал.

Михаил Радченко: Я пропустил вопросительное слово.

Реплика из зала: Вопрос в том, как быть в ситуации, когда существуют такие обязательства перед работодателем?

Михаил Радченко: Как быть – сложный вопрос. Но попытаемся на него ответить. Вы продали свой патент за сколько, вы сказали?

Реплика из зала: Нет, я ничего не продавал. Но я подписывал бумагу, что все, что я пишу, будет принадлежать компании.

Михаил Радченко: В момент, когда вы подписали эту бумагу, вы продали то, что у вас было, и то, что будет создано в срок вашей работы, плюс еще год-полтора после.

Реплика из зала: А как это доказать, если мой код не хранился в репозиториях компании? Каковы доказательства того, что я это писал в рабочее время или для благо компании?

Михаил Радченко: Очень просто. Это ваш договор, который вы подписали. Там был срок?

Реплика из зала: Нет. Это моя частная инициатива. Это не служебное задание и не проект компании.

Михаил Радченко: Если вы пришли в компанию и говорите: "Ребята, у меня есть разработка. Давайте мы с вами подпишем договор о том, что в случае если она вам потребуется, понравится и так далее – я подаю заявку и передаю вам право на патент" – одна ситуация. У вас все иначе.

Это обычная стандартная ситуация. Если вы будете устраиваться в любую зарубежную компанию, то будете подписывать этот договор до того, как с вами будет подписан трудовой договор. Трудовой договор должен быть подписан после договора о служебной разработке. То, что вы подписали, называется "договор о служебной разработке".

Сперва идет договор о служебной разработке, потом трудовой, но не наоборот. Иначе человек может подписать трудовой договор, а договор о служебной разработке он не подпишет. Уволить его нельзя, с одной стороны. С другой стороны, его и на работу брать нельзя.

Поэтому, когда кто-то нанимается в такую компанию (у него нет денег или образования, чтобы подать заявки предварительно), он фактически передает ей все результаты своей работы. Все, что он сделал и придумал.

Как это доказывается? Это элементарно доказывается. "Поднимается" ваша электронная переписка, те документы, которые вы сдавали, плюс этот договор. У нас иногда бывали ситуации, что некоторые авторы пытались ходить и претензии предъявлять.

Поэтому если вы придете в любую компанию (тем более зарубежную, не дай Бог) – там все эти документы стандартно есть. Доллар там или десять, – но вы продаете все свои разработки.

Реплика из зала: Грубо говоря, то письмо, которое я написал всем коллегам с текстом типа "ребята, теперь у нас есть такая клевая штука", поставило крест на судьбе моего проекта?

Михаил Радченко: Естественно. Вся переписка, письма, телефонные разговоры. В любой компании это все фиксируется на случай, если вдруг автор придет и начнет заниматься авторским вымогательством – это просто молча вытаскивается. Господину судье в Российской Федерации либо присяжным в других странах показывается. Вопрос закрывается. Вам идет встречная претензия на размер судебных издержек.

Реплика из зала: Если это немного изменено? Но это уже детали…

Михаил Радченко: Если компания грамотная, то там грамотные специалисты работают. Они делают так, что там все более-менее защищено. "Где человек одной национальности прошел, человеку другой национальности делать нечего".

Реплика из зала: Спасибо.

Реплика из зала: Вы говорите, если предварительная заявка не была подана. А если была? Как-то можно свой труд защитить?

Михаил Радченко: Смотря кто ее подал. Грамотный – может. Неграмотный – не может. Если человек нанимается и идет на какой-то конкурс "Ростехнологий", зная, что разработку, над которой он работает, можно будет предложить (или идет на конкурс по госзакупкам и так далее), то он бежит к нам. Мы быстренько, в течение двух дней (включая ночь) готовим документы. Подаем, получаем мировой патентный приоритет. А через день или на следующий день уже можно идти и подавать документы, например, на конкурсную документацию, потому что есть приоритет.

Допустим, вам нужно выиграть конкурс. Возьмите любые документы "Ростехнологий" или по госзакупкам (даже по московскому правительству) – там в конкурсной документации есть небольшая "зашлепка". В любых конкурсах по госзакупкам согласно ФЗ-94 есть пункт о том, что не должно быть нарушений прав третьих лиц. Если вы подали заявку, то должны написать, что "проходит процедура защиты патента", и так далее.

Если вы сегодня, 2-го числа, подали эту заявку, то 3-го вы можете идти на конкурс и там писать, что – да, проводятся какие-то исследования и защита. Тем самым вы снимаете с себя риск.

А если, например, вы подали комплект заявочной документации не сегодня, а завтра, а послезавтра подадите патентную заявку – эта патентная заявка будет подпадать под ограничение по конкурсной документации. Вам либо в конкурсе откажут, либо потребуют перевести на себя права по патенту и так далее. Это вещь очень серьезная. Если вы сами не защитились, какие претензии могут быть к третьим лицам.

Реплика из зала: Я, на самом деле, имел в виду больше описанную ситуацию. Когда приходишь устраиваться на работу, тебе дают подписывать бумагу. Ты можешь упереться и не подписывать ее?

Михаил Радченко: Конечно, можно упереться.

Реплика из зала: Это законное требование вообще или нет?

Михаил Радченко: Трудовой договор – это соглашение сторон. Совершенно обычное, равноправное. Вы приходите, вам говорят: "Пять рублей в месяц зарплата". Вы говорите: "Нет!" – и все. Это договор.

Реплика из зала: Нет, но одно дело зарплата… Ведь зарплата – это за сделанную работу...

Михаил Радченко: Да.

Реплика из зала: Одно дело – сделанная работа. Другое дело, кому эта работа потом принадлежит, тебе самому ее нельзя использовать…

Михаил Радченко: Естественно. Когда вы приходите наниматься в любую компанию, с вами обязательно подписывается два документа. Всегда есть как минимум один документ о той самой служебной разработке. Вы в компании можете быть устроены не по трудовому договору, а по обычному (договор о работе на условиях сдельной оплаты или обычный гражданский договор). Но договор о служебной разработке вы подписываете всегда, в любом случае.

Ни одна компания в здравом уме не отдаст разработчику результат разработки. Подумайте сами, вы как работодатель наймете, например, каких-то разработчиков, они что-то для вас сделают, и на себя оформят. Всем спасибо за вопросы!


Комментарии

Нет ни одного комментария

Только пользователи могут оставлять комментарии

Возможно, вам будет интересно:

Артем Носов

Артем Носов

Системный архитектор проектов в компании "МирТесен".

Артем Носов представляет SkyTools - готовые решения от Skype.

Джош Беркус (Josh Berkus)

Джош Беркус (Josh Berkus)

Член команды PostgreSQL, специалист по БД.

Несерьезная техническая презентация Джоша Беркуса о реляционных и нереляционных базах данных.

Дмитрий Лазаренко

Дмитрий Лазаренко

Технический директор Российского подразделения Jelastic.

Дмитрий Лазаренко из команды Jelastic рассказывает об архитектуре и внутреннем устройстве данной платформы.