Наверх ▲

Disruptive Media (высокотехнологичные медиа XXI века)

Khaled Taha Khaled Taha Khaled Taha is the former group Director " CTO" of Technology & New Media for Al Jazeera Network.

Халед Таха (Khaled Taha): Добрый день всем! Меня зовут Халед Таха. Я представляю компанию «Аль-Джазира» и новые средства СМИ сети «Аль-Джазира». 

До этого я работал в разных областях. Я начинал свою работу в Unix. Конечно, мне хотелось бы выступить перед вами по-русски, но я такой возможности не имею, поэтому буду говорить по-английски. Кто-то поймет меня напрямую, а кто-то через переводчика – я на это надеюсь.

Итак, каков был мой прошлый опыт? Я специалист по IT, я начинал работать в Solaris, уверен, что вы знаете Java и Sun. Затем я перешел в telecom-отрасль, в компанию Motorola и стал заниматься IT применительно к телекоммуникационным компаниям, OFDMA и так далее. И в 1999-м году как раз мы небольшой группой разрабатывали GPRS в Motorola. Мы тогда как раз думали над тем, как вводить в эти телефонные средства связи IP-адреса и мультимедийные подсистемы. Наконец, директор «Аль-Джазира» пригласил меня возглавить технологический отдел «Аль-Джазира».

До того, как я перешел в эту компанию, я воспринимал ее как контент-провайдера. В качестве вступления я хотел бы поговорить о некоторых моментах, которые важны для нас как для разработчиков. Когда мы имеем дело с IT-областью, мы сталкиваемся с разными вещами. Возможно, вы помните, что в 2000 году в Великобритании операторы потратили 20 миллиардов фунтов стерлингов на лицензирование определенных частот для того, чтобы запустить 3G. Это открывало совершенно новые возможности подключения к Интернету в любой точке земного шара, причем практически моментально. Были очень серьезные ожидания в отношении 3G. Как они реализовались, мы все с вами знаем. Мы поняли, что есть возможности, но нет трафика, нет приложений, нет сервиса. Провайдеры телекоммуникационных услуг, конечно, осознали необходимость разработать такие приложения, чтобы технология 3G развивалась успешно. Разумеется, на это ушло некоторое время. Сейчас мы начинаем понимать, что молодежь, которая в данный момент подключается к этим разработкам, должна заниматься тем, что станет реальностью через 10-12 лет.

Так вот, как я уже сказал, сначала я думал, что «Аль-Джазира» – это провайдер контента, который распространяет контент.  Когда я начал там работать, я понял: «Аль-Джазира» – это, скорее, производитель контента. Есть большая разница между понятиями «провайдер» и «производитель». Доставка контента сильно отличается от его производства. С ней возникали многочисленные проблемы. И вот здесь нам пришлось задуматься о роли технологии на этапе доставки.

Используя административную схему организации, можно сказать, что там была техническая поддержка, IT-департамент, разработчики программного обеспечения, их помощники, но не была выработана стратегия развития. Существовали какие-то традиционные способы работы: IT-специалист мог настроить мой компьютер, подсказать, каким образом мне можно отправить или получить почту в случае возникновения каких-то проблем. Но мы столкнулись с вопросом о том, как будут работать технологии и что будет стратегическим стимулом их развития. Уже давно идет обсуждение этой проблемы с руководителями компании «Аль-Джазира». В действительности технологии решают все.

Я понимаю, что именно технологии обеспечивают легкость нашего общения в рабочее время и на отдыхе. Технологии могут сделать для нас все. Что будет происходить, если они перестанут работать? Технологии помогают нам оценивать платформы, определять, что они не нейтральны. Создатели технологий понимают: если они не интегрируют технологии в свои компании, если они не являются движущей силой, не дают стимулов для развития технологий, тогда они начинают отставать.

Какую крупнейшую ныне существующую медийную организацию, СМИ вы знаете? CNN? BBC? Попробуйте назвать их быстро. Google. Twitter. Хорошо. Возможно, мое предположение сейчас «взорвет» ваш менталитет. Если мне удастся этого добиться, то цель моей презентации будет достигнута.

Эти же вопросы были поставлены перед общественностью 6 лет назад. Исследователи спрашивали людей о крупнейшем СМИ. Конечно, они называли BBC, CNN, «Аль-Джазиру». Думаю, это сложный вопрос. Никто здесь в достаточной мере не располагает информацией, поэтому очень трудно дать правильный ответ.

Версия о том, что такой организацией является Google, многим, разумеется, привычна. Технические специалисты привыкли говорить и думать, что Google как раз такая организация. Но некоторые бывают этим шокированы. Это не СМИ в традиционном понимании, а некий самонастраивающийся «локомотив», двигатель, поисковая машина автономного действия, скажем так.

Но, по-хорошему, что такое «медийность»? Это информация, влияние и внимание. Да, именно эти три составляющие. Кто все это контролирует? Наверно, американская администрация, которая стоит за Google. Если развивать эту тему, мы уйдем в политику.

Нам стоит немного изменить свое мышление. Да, я бы сказал, что крупнейшая медийная организация – это Google. Google – это СМИ. Они создали целую империю. Это Google+, YouTube. У них тысячи веб-сайтов, они доминируют в режиме онлайн. Возможно, одно из крупнейших достижений Google.

Twitter тоже имеет огромное влияние, как и некоторые другие сети. Конечно, традиционные СМИ никуда не делись из этого списка. Но компаниям потребовалось несколько лет, для того чтобы сделать шаг вперед. Умные ребята действительно сделали нечто вроде отрасли, индустрии. Я сейчас говорю о Google, который реально может создать высокотехнологичную индустрию. Но они, скорее, были пионерами в этой отрасли.

Теперь позвольте мне обратиться к моей презентации. Мне хотелось бы остановиться на ней, поподробнее рассказать об основных моментах.  Этот слайд достаточно наглядно иллюстрирует ситуацию в компании «Аль-Джазира» 2006 года. Складывалась вот такая ситуация.

Где-то 2-3 месяца ушло на то, чтобы определиться, кто мы такие, чем занимаемся, поставить цели. Если мы посмотрим и проанализируем это, у нас появятся интересные выводы.

Кто скажет мне, как расшифровывается «Би-Би-Си» (BBC)? British Broadcasting Company. Британская транслирующая компания. Так мы можем представить «Би-Би-Си». Попробуем сравнить Google и «Би-Би-Си». Google тоже британская организация. Что у нас с трансляцией? Сейчас трансляция не так актуальна. Просто потому что существует обновление информации в режиме реального времени. Есть много вещей, которые не транслируются в том смысле, как это понимали раньше. Есть термин «передача информации», вот что заменяет «трансляцию» сейчас. Возможно, сейчас даже «Би-Би-Си» стоило бы называться иначе. Их прежнее название – наследие прошлого. Оно кажется современному человеку сложным.

Аудитория сейчас тоже изменилась. В 1996 «Аль-Джазира» начинала свою деятельность без технологий, без спутников. Сейчас различные режимы, которые борются между собой пытаются блокировать «Аль-Джазиру». Можно говорить о «взрывной» медийной среде. Но есть и другие вещи. «Аль-Джазира» вещает на свою аудиторию. Мы стараемся говорить со своей аудиторией. Нужно было создать свою терминологию. Нужно было подходить к вещанию по-взрослому, а не по-детски. Вы «слон» или какая-то мелкая «мошка»? Нужно определиться, кто вы такой, кем хотите быть, как себя позиционируете. Нужна терминология. Почему я подчеркиваю этот момент? Потому что он очень важен.

Google – это технология или концепция? Что здесь преобладает: идея или технология, сервис или технология? Мы действительно должны изменить способ своего мышления, потому что разработчики должны думать иначе, смотреть на вещи особым образом. Если бы у нас было больше времени, мы бы как раз этим занялись.

Возможно, нам понадобиться время, чтобы отказаться от привычных стереотипов. У нас должна быть определенная система координат, то есть определенный язык. Технические кадры очень важны, но мы должны заранее подумать, как будем оценивать их работу. Тут дела обстоят примерно как с вступлением в брак – нужно, чтобы людям было хорошо. Терминология как раз помогает людям взаимодействовать, разговаривать, понимая друг друга.

Когда-то мы с другом трудились в компании Motorola. Это была настоящая сказка! Там было огромное здание, где работала вся наша команда 3G, красивая улица. Но терминология была для нас важнее всего. Мы разбирались, что такое «сказка», и как воплотить ее в реальность. Терминология помогает учитывать интересы аудитории, соотносить свои цели с ее устремлениями. Если мы выясним, кем является наш зритель, нам будет проще ему что-то предлагать. Пора спрашивать мнения людей.

Приведу пример. Допустим, «Би-Би-Си» что-то транслирует, а я это потребляю. Я не могу сообщить, нравится мне их продукт или нет. Я не могу выразить свое мнение о качестве того, что они делают. Я могу разве что сам с собой это обсудить.

Так было раньше. Сейчас традиционные СМИ пытаются меняться. И менять контент на основе прямого взаимодействия с аудиторией.

Мы переходим от «Аль-Джазиры» первого поколения к «Аль-Джазире» второго поколения. Появляется больше факторов взаимодействия. Каким образом я создаю свою сеть? «Аль-Джазира» как раз занимается созданием собственной сети – это несколько каналов разного плана: спортивный, новостной, и так далее. Нам хотелось бы изменить нашу работу в сторону большего взаимодействия с пользователями, с аудиторией, с конкретными людьми, которые ее составляют. Это во многом зависит от выбранного языка.

Почему я говорю об этом языке? Я не могу сказать, что у меня есть какой-то автономно существующий прибор, который может вмешиваться в мою дискуссию. Мы хотим получать информацию, а люди должны быть источником информации. Мы не должны бояться, чтобы голоса людей зазвучали. Вот почему мы начали работать над вторым поколением.

Существует и третье поколение, которое сейчас разрабатывается. Оно пытается отталкиваться именно от идеи взаимодействия с аудиторией. Мы стремимся к тому, чтобы быть где-то в «золотой середине», занимать нейтральную позицию. Мы стараемся помогать людям коммуницировать друг с другом. Не только тем, кто говорит по-арабски, между прочим. Я думаю, что в Боснии, России, в других регионах мира люди хотели бы говорить друг с другом, знакомиться друг с другом. Есть особая политика, которая заключается в том, чтобы делиться ценностями. Мы все должны делиться своими знаниями. Мы должны стремиться именно к этому.

Как выглядит новое СМИ, новые медийные сущности? Попробуйте подумать над этим. Что представляла собой платформа социальной сети 6 лет тому назад? Тогда появилась новая аудитория, которая была ориентирована на технологии. У нас есть мобильные телефоны, Интернет, мы все связаны друг с другом. Даже мобильный сегодня – это не просто мобильный, это совершенно преобразованный продукт. Это и записывающее устройство, и камера. Много разных платформ представлено на этом рынке. Это мини-компьютер – сегодня абсолютно все находится внутри телефона. Новые технологии помогают нам получать новый контент, социально ориентированный контент. Создатели социальных сетей объединили потребности социума с технологиями. IT-специалисты должны понимать, чего не хватает пользователям, чего они хотят, каким образом можно облегчить их жизнь. Да, иногда потребности аудитории формируются искусственно, но этим нельзя злоупотреблять. Это не может продлиться долго.

Когда мы говорим о социально ориентированных технологиях, стоит вспомнить и о сетевых информационных каналах. Телевизионной сети как таковой нет. Когда мы смотрим телевизионный контент, мы хотим увидеть не просто какой-то отрывок. Мы хотим непрерывности. Телепередача доставляется пользователям по кабелю, через спутниковые каналы. Прежние каналы будут взаимодействовать с новыми. Появится телевизионная сеть нового поколения. Да, для этого нам придется изменить свое отношение к телевидению.

Обычно мы обсуждаем традиционную концепцию телевидения, а традиционная концепция телевидения погибла. Мы говорили об этом еще на конференции, которая проходила несколько лет тому назад. Конечно, собственно телевидение не «умрет» в одночасье. И телевидение, и телепрограммы останутся. Но я могу вас заверить: все индустрии, исповедовавшие традиционную концепцию, сейчас активно меняются. Это уже не то телевидение, которое вы просто смотрите. Появятся тысячи новых приложений, вы это увидите. Нужно охватить пользователей iPhone, смартфонов и других «умных» высокотехнологичных гаджетов. Мы понимаем, что мы знакомимся с новыми технологическими приемами, и мы должны поменять технологические платформы.

Сейчас основные платформы, где много пользователей, - это социальные сети. Чтобы вам было удобно пользоваться ими, я хочу сейчас рассказать о трех секторах – IT, телекоммуникациях и медийном секторе.

Прежде всего, всех интересует вопрос: сколько это стоит? Сколько вы тратите на эти услуги – 50 долларов, 100 долларов? На какой охват пользователей ориентирована рекламная кампания? Исходя из этого, вы решаете, успешна или нет эта технология.

В медийном секторе вы сегодня не работаете с пользователями напрямую. Если говорить о том, что используется для привлечения внимания, вы, по сути, используете то же, что делает Google. Каким образом можно получить деньги? Каким образом можно привлечь к себе внимание пользователей и, таким образом, побольше на них заработать? Как это устроено? Мы об этом поговорим.

Традиционные СМИ ведут трансляцию из специально оборудованной комнаты, откуда и исходит информация обо всех основных событиях. Каким образом технологии здесь используются? Есть различные платформы, есть спутники – они помогают доставлять информацию пользователям.

Сейчас часто возникают проблемы с провайдерами контента. Мы должны агрегировать все компоненты системы. Есть возможность создавать что-то новое – сервисные компании могут с этим работать.

Мы можем отслеживать потребности конечных пользователей, у нас есть возможность сделать это тем или иным образом, технологические средства позволяют. Пользователи могут быть связаны между собой.

Почему я показываю этот слайд? Потому что очень важно показать, каким образом можно осуществлять бизнес в рамках нового «менталитета». Когда мы думаем об этом цикле как провайдеры контента и создатели контента, возникает сложный вопрос: как здесь преуспеть? Как можно осуществить это?

Понятие цикла знакомо каждому разработчику. Есть определенный цикл разработки. Нужно создавать приложения, которых не было три года назад. Я сам это делал три года тому назад. Мы должны были найти какие-то устройства, чтобы все это реализовать. Это очень сложно, даже если взаимодействовать с операторами. Это большая проблема.

Есть известная история с Apple: допустим, они не пошли к операторам, они избрали центром своего внимания само устройство. Это имело успех. Но мы при любом раскладе должны признавать, что необходимо взаимодействовать с вашим пользователем. Вы должны изучить его образ жизни, чтобы взаимодействовать с ним. Что это означает?

Например, мы смотрим телевизор. Потом от простого просмотра телевизора переходим к более сложному виду деятельности. «Теле-видение» – это просто «видение на расстоянии» или что-то еще? Это очень интересный философский вопрос. Это то, что я хотел бы показать в своей презентации.

Это целая индустрия, и есть люди, которые стараются осмыслить эту индустрию. Сейчас революционный период. Если посмотреть на телевидение с точки зрения бизнеса, это огромный бизнес. Это огромное количество услуг и сервисов для зрителей, это огромное количество решений в рамках этой отрасли и огромное количество возможностей. Мы, разработчики и инженеры, должны это понимать. Мы должны сконцентрировать свои усилия не просто на каком-то абстрактном коде, а на конкретных платформах и использовании опыта пользователей.

Сегодня телевидение перестало быть просто «видением», оно стало «соучастием. Это совместная игра, совместное путешествие или что-то еще. Важно обеспечить то самое «соучастие». Благодаря чему мы можем обеспечить расширение сферы взаимодействия? Благодаря IP-подключениям и долгосрочному развитию.

Теоретически по каким-то каналам можно передавать около 100 Мбит в секунду, но на практике скорость может быть больше или меньше, 20 или Мбит в секунду, например. Тем не менее, мы понимаем, что через пару лет ширина полосы пропускания вырастет – повсеместно будет доступно 50 Мбит в секунду, и так далее. И вообще, сколько полос у нас сейчас имеется? Одна, две? Может быть, три? Это можно сравнить с «коллективным разумом». Мозг одного человека или двух людей – есть разница. Говорят же, что что две головы лучше, чем одна!

Предположим, мы используем «облачные» вычисления либо какую-то другую подобную технологию. Мы видим, что подобный подход с точки зрения подключаемости меняет очень многое в нашей жизни. Мы должны понимать, что сейчас приходит «цифровое» поколение, которое настроено на подключение ко всему и везде. Их внимание может быть сконцентрировано на других объектах, не на тех, которые привлекают наше внимание. Поэтому неважно, применяем мы «облачные» вычисления либо какую-то другую архитектуру или подход. Самое важное – обеспечить возможность подключения.

Как раз о Web 2.0 и Mobile 2.0 я и хотел бы подробно поговорить. Хочу сказать вот что: когда мы объединяем онлайн- и мобильные средства, мы получаем гениальные возможности. Это все очень просто. Сейчас достаточно один раз щелкнуть «мышкой», чтобы что-то подключить. Сейчас доступ можно получить еще легче. Можно попросить доступ на один день, а потом отказаться от него. Сейчас у нас такая жизнь, что мы постоянно хотим оставаться на связи. Ранее подключались к Интернету через телефон, через набор номера. Это было достаточно трудно, сейчас это делается моментально. Куда бы я ни отправился мне – за редким исключением (например, высоко в горах) – хочется постоянно быть на связи. Объем сообщений, передаваемых по разным каналам связи, просто огромен. Надо понимать, что это очень большая часть нашей жизни. 6-7 часов в день человек подключен к средствам связи, с помощью которых он взаимодействует с другими людьми. Нам стоит задуматься над тем, что это значит для нас.

Этот слайд я оставлю для вас. Там приведена фраза Руперта Мердока относительно важности оценки этих незаметно проникающих в нашу жизнь технологий, новых средств связи. Пришло время оценить их влияние на медийный сектор. Опасно недооценивать огромные перемены, революционные изменения, которые привнесли в нашу жизнь новые технологии. Подобные упущения способны разрушать не только отдельные компании, но и целые страны. Такую мысль высказал Руперт Мердок, и я с ним абсолютно согласен.

Если мы сравним мир пятилетней давности с настоящим моментом, мы заметим, что многое из того, что тогда казалось нереальным, сегодня уже реализовано! Мир становится все более и более «взаимоподключаемым». Это приносит нам новые возможности для разрушения барьеров. При этом, конечно, существует и возможность появления чего-то нового в ходе этого процесса.

Мы должны понимать, что этот новый «цифровой» мир открывает нам новые возможности. На этом я хотел бы закончить свое выступление, поблагодарить вас за внимание и поучаствовать в дискуссии, если на это есть время. Можете задавать вопросы по-русски, я вас пойму и отвечу. 

Хочу поблагодарить организаторов этой конференции за приглашение приехать сюда, в Россию. Я здесь первый раз. У вас действительно сложные погодные условия: ветер, снег... И как только вы умудрились в таких условиях создать такую сильную нацию! Я просто восхищен этим. Уверен, что на вашей земле много талантов, в том числе талантливых людей среди программистов.

Вопросы и ответы

Реплика из зала: У меня не очень обычный вопрос, не касающийся развития ПО. Я хотел бы спросить вас о роли революции в Египте и роли "Аль-Джазиры" в этой революции.

Khaled Taha: "Аль-Джазира" была под запретом, ей не разрешили вести передачи из Египта, и люди пользовались другими средствами получения информации. 

Реплика из зала: Возможно, роль телевидения преувеличивается в таких случаях, и когда мы говорим о развитии ПО, может быть, нужно делать акцент на обеспечении надежного канала общения, без обращения к глобальным сетям? Чтобы внутри страны это работало надежно, и это не могли заблокировать?

Khaled Taha: Итак, вопрос, если я правильно его понял, был о том, как "Аль-Джазира" освещала египетскую революцию, если она находилась под запретом в этой стране. Это очень сложный вопрос. Конечно, я не буду раскрывать какие-то детали, связанные с тем, как мы это делали.

Была создана рабочая группа, которая занималась вопросом преодоления этого запрета. В Египте есть спутник связи NL Set, который в глобальном масштабе осуществляет трансляцию программы передач через спутниковые средства связи. Нам запретили им пользоваться. Но нам не запрещали использовать другие спутники. Мир, к счастью, достаточно велик, и у нас были технические возможности, чтобы воспользоваться другими спутниками. И мы могли вещать на той же частоте и с той же площадью охвата. Мы не были "завязаны" только на этом египетском спутнике. Таким образом "Аль-Джазира" нашла способ обойти этот запрет. Мы просто использовали возможности других спутников, когда они находились за пределами региона. Но, конечно, эту деятельность мы не афишировали.

Тогда разрешалась деятельность СМИ, которые исторически присутствовали в этом регионе, и тогда мы подумали о сотрудничестве с ними. Мы должны были как-то освещать те моменты, когда не могли осуществлять связь. Мы просто купили у них трансляцию их передач в те моменты, когда наш спутник был за пределами зоны покрытия. Этот способ также позволил нам обойти часть сложностей.

Кроме того, очень важен вопрос технологических инноваций. Мы давно поняли, что надо обеспечить всех журналистов портативными устройствами, которые позволят им осуществлять все виды журналистской деятельности. Мы разработали и заказали очень компактные портативные устройства, закупили их, и журналисты "в поле" имели возможность ведения "живых" передач, "живых" трансляций. Журналисты говорили, что иначе "живых" репортажей о революции просто не было бы.  

Реплика из зала: Я хотел бы спросить вас о разработке ПО. Вы говорили о вещании как таковом. Конечно, сейчас, когда надо общаться друг с другом, надо учитывать возможности Twitter, глобальных сетей. Да, в том случае это было запрещено. Тем не менее, люди использовали какие-то надежные мобильные программные средства, чтобы общаться друг с другом. На примере боевых действий в Египте я бы хотел узнать, что было основным стимулом - получение каких-то новостей либо общение друг с другом, например, в Twitter, и так далее?

Khaled Taha: Думаю, главным стимулом было чувство несправедливости. Люди не желали быть лишенными возможности выразить свои мысли и свои чувства. Они пытались найти платформу, с помощью которой можно было бы осуществить контакты, установить связь. А мы как раз поддерживали различные возможности коммуникации. Очень многое было запрещено, но люди вспомнили о методе выхода в Интернет с помощью набора номера. Его никто не запрещал. Мы тоже вспомнили о нем. Мы столкнулись с ситуацией, когда нас запретили, и нам нужно было во что бы то ни стало остаться на экране, не покидать поле действий. Мы тоже разрабатывали средства, которые позволили бы нам достичь нашей аудитории.

Реплика из зала:  Спасибо!

Реплика из зала: Здравствуйте, у меня вопрос по поводу интернет-вещания радиостанций. Потребление видеоконтента немного отличается от потребления контента радиостанций. Человек может сам найти нужный ему контент, ознакомиться с ним.

Реплика из зала: Он имеет в виду, что в Интернете все могут осуществлять поиск видеоконтента согласно своим предпочтениям. В случае с радио ситуация несколько другая. Люди не обладают такими возможностями поиска. Люди вынуждены просто слушать радио, получать тот контент, который им дают. Каково будущее радиопередач применительно к Интернету? Есть ли у них вообще это будущее?

Khaled Taha:  Очень хороший вопрос, потому что прежде всего ответить. Сначала отвечу про видео. Я планировал об этом поговорить, но мне не хватило времени. Видео очень востребовано и нужно. 70 % коммуникаций в течение последующих лет все-таки будет опираться на видео. Этот контент будет меняться в зависимости от наших потребностей. Я говорю не просто о видеотрансляциях, а о коммуникации с помощью видео вообще. То есть имеется в виду двухсторонняя включенность... Я могу порекомендовать вам смело ставить видео во главу угла. Мой опыт работы в IT-компаниях в Лондоне и Вашингтоне подсказывает мне, что за этим будущее. Уже можно передавать данные со скоростью 5 Мбит в секуду, это дает огромные возможности для передачи видео. Вы должны обратить внимание на кодирование и декодирование. Отдельный вопрос, как вы будете хранить видео, обрабатывать и оценивать поступающие данные.

Все это очень интересно тем, кто это создает. Это тяжелейшие проблемы. В течение 2-3 лет будет сформирован огромный рынок с соответствующими потребностями. "Аль-Джазира" действительно купила возможность трансляции видео по YouTube, это платформа доставки видео. Мы испытываем эти проблемы. Есть еще важная задача оцифровки этой информации.

Что касается радио... Много раз говорили о том, что "радио погибло" или "телевидение погибло". Могу вас заверить в том, что стоит иметь различные сферы приложения. Конечно, вы должны отслеживать, как меняется мир, замечать, что происходит вокруг. Это отражается и на радио, и на музыке. Можно тэги для удобства поиска вводить. Можно использовать гибрид видео и радио. Как я себе это представляю? Не обязательно иметь отдельные трансляции видео или радио. Мы сейчас не говорим о веб-сайте. Мы говорим о "подключаемости". Возможно, стоит использовать возможности "облаков". Можно сделать радио и видео, которые охватывают определенную аудиторию, передавать инфографику, визуализацию и многое другое. Эти возможности сейчас открыты. Как мы можем это сделать, притом дешево? Люди ожидают от нас большего. Мы должны развиваться. Есть много прекрасных устройств, важно верно оценивать потребности аудитории. Можно посмотреть в сторону iPad, электронных книг, и так далее. Технический прогресс дает нам все новые и новые гаджеты. Время диктует нам новые потребности, подсказывает, что лучше производить - книги или 3D-анимации.

Всем спасибо!

Комментарии

0
# 2 мая 2013 23:45
android
0
# 2 мая 2013 23:45
android

Только пользователи могут оставлять комментарии

Возможно, вам будет интересно: